Нефтяные первопроходцы: кто превратил Россию в нефтяную державу

Февраль 5, 2019 - 1:34 дп Нет комментариев

Первые упоминания о находках нефти на территории современной России как о «горючей густой воде» в реке Ухте появились еще в XV веке.

В 1846 году на Биби-Эйбатском месторождении вблизи Баку была добыта нефть из первой буровой скважины. Это событие фактически следует считать рождением российской нефтяной промышленности.

В 2018 году Россия поставила абсолютный рекорд по добыче нефти: в октябре был достигнут показатель в 11,6 миллиона баррелей в сутки. РФ постоянно находится в тройке лидеров по нефтедобыче, нефть является одной из основных статей доходов в бюджет России.

История открытий главных месторождений российской нефти — в материале Инфо24.

Второй фронт

Колыбелью российской нефтедобычи и нефтепеработки был Азербайджан. В начале ХХ века район Баку был одним из крупнейших известных мировых месторождений и не только полностью обеспечивал потребности России, но и являлся крупнейшим источником экспорта за границу.

В 1920-е годы, в период бурной индустриализации, рост добычи в районе Бакинских нефтепромыслов перестал успевать за быстро растущими потребностями народного хозяйства. Стране нужны были альтернативные источники нефти.

Первым о том, что в районе Волги и до Урала (в, частности, на территории Татарстана) могут обнаружиться запасы нефти, заговорил академик Иван Губкин. С его подачи спустя несколько лет Татарстан стали называть «вторым Баку».

Искать нефть в Татарстане начали практически сразу после революции, в 1920-х годах в регион было отправлено несколько геологических экспедиций, однако вплоть до 1930-х годов найти нефть там не удавалось.

С началом Великой Отечественной войны геологоразведка в Татарстане активизировалась. Из-за угрозы захвата северокавказских нефтяных промыслов новые месторождения стали жизненно необходимыми.

В регион стали спешно перебрасывать технику и специалистов, в 1941 году было начато разведочное бурение.

25 июля 1943 года из скважины №1, пробуренной у села Шугурово, был получен промышленный приток нефти — впервые в Татарстане.

Новое месторождение получило название Шугуровского. Оказалось, что это лишь вершина нефтяного айсберга Татарстана.

В 1946 году в 20 км от Шугуровского нефтепромысла у села Ромашкино была заложена разведочная скважина № 3. Еще через два года бригада мастера Сергея Кузьмина и бурильщика Рахима Халикова вскрыла мощный девонский пласт. 25 июля 1948 года при испытании скважины забил фонтан — более 120 тонн безводной нефти в сутки.

Оказалось, что это не только самое крупное месторождение нефти в Татарстане, но и одно из крупнейших в мире.

Открывателей Ромашкинского месторождения наградили Сталинской премией.

Дальнейшие исследования показали, что месторождение является многопластовым, а открытое в 1943 году Шугуровское месторождение — это лишь окраина Ромашкинского месторождения.

Оно и сейчас остается крупнейшим нефтяным месторождением Татарстана и дает 15 млн тонн — примерно половину от всего объема добычи в регионе.

«Битва за Самотлор»

Летом 1965 года Мегионская нефтеразведочная экспедиция под руководством опытного геолога Владимира Абазарова открыла крупнейшее на сегодняшний день в России Самотлорское нефтяное месторождение.

Абазаров — настоящий энтузиаст своего дела. До его назначения начальником Мегионской нефтеразведочной экспедиции в районе было открыто лишь одно Мегионское нефтяное месторождение и пройдены три скважины.

Под началом и при непосредственном участии Абазарова открыли Ватинское, Северо-Покурское, Аганское, Нижневартовское, Сороминское, Мало-Черногорское и многие другие месторождения. Всего же мегионские геологи обнаружили более 135 нефтяных и газовых месторождений.

Однако именно Самотлорское оказалось крупнейшим в СССР и до сих пор занимает шестое место в мире.

Месторождение было обнаружено у озера Самотлор (в переводе с хантыйского «мертвое озеро», «худая вода») в Тюменской области, близ Нижневартовска.

Как вспоминали участники экспедиции к Самотлору, из поисковой скважины ударил фонтан небывалой мощности — более тысячи тонн нефти в сутки. Внутрипластовое давление было столь высоким, что нагревались стальные трубы.

Эти места тогда окружали болота, зимой геологи добирались туда на лыжах.

Нигде в мире еще не существовало опыта промышленной добычи нефти в такой местности.

Об осушении болот не могло и быть и речи: сухой торф создавал повышенную пожарную опасность — он вспыхивает как порох. Инженеры задумались об установке площадок над водой, однако это потребовало бы существенных затрат и заняло довольно много времени.

В итоге был придуман третий вариант — отсыпать искусственные острова для буровых вышек и бурить прямо на озере и болоте.

Впервые в мировой практике здесь были применены методы «плавающей насыпи» и «заторфовки».

Бурение первой эксплуатационной скважины на Самотлоре началось зимой 1968 года. Она выдалась особенно морозной, столбик термометра опускался до -62˚С.

Заведующий Самотлорским нефтепромыслом Иван Рынковой вспоминал события тех лет как «битву за Самотлор».

«27 января было ниже — 40˚, что-то около -44˚. Зимой у нас то и дело лопались стрелы у экскаваторов, солярка замерзала. Пока тащили оборудование, тросы рвались на морозе. Но нас это не останавливало», — рассказывал он.

Размеры найденного месторождения поражали: 30 километров с запада на восток и 50 — с юга на север.

«Русские заявляют, что они обнаружили самые большие запасы нефти и газа – больше, чем в Кувейте и Венесуэле… Новые открытия делают Советский Союз нацией № 1 по разведанным запасам…» — писал о Самотлоре нью-йоркский журнал BusinessWeek в 1969 году.

Разработка месторождения дала развитие таким городам как Нижневартовск и Мегион. Поскольку дома здесь строили фактически на болотах, все здания воздвигнуты на сваях или насыпных основаниях.

В 1978 году треть всей добываемой в СССР нефти давал Самотлор. В 1980 году была добыта миллиардная тонна нижневартовской нефти, в 1986 году — двухмиллиардная.

По существующим оценкам, геологические запасы месторождения составляют около 7,1 млрд тонн, а извлекаемые — 3,5 млрд тонн. Текущие извлекаемые запасы — более 1 млрд тонн нефти.

Лицензия на разработку Самотлорского месторождения продлена до 2038 года, проект разработки предусматривает добычу до 2099 года. На сегодняшний день степень выработанности запасов превышает 70%.

«Скважина лупит по всем правилам»

Приобское месторождение (как и Самотлорское) имеет классификацию «гигантского», занимая третье место по величине запасов нефти в России и 14-е – в мире.

Оно было открыто 29 марта 1982 года в Ханты-Мансийском районе, на обоих берегах реки Обь.

«Во время нашей работы над отчетом в Ханты-Мансийск из «Главтюменьгеологии» приехал Фарман Салманов. Ему показали карту структуры, он одобрил, но сделал замечание: почему назвали место невыразительно (сейчас уже и не помнит никто, как именно сначала назвали)? И предложил свой вариант — Приобская.

Пришлось нам все исправлять. Уже потом, когда Правдинская нефтеразведочная экспедиция начала бурение, и в 1982 году скважина дала нефть, месторождение получило название Приобское», — вспоминала историю названия месторождения Надежда Бочкарева, работавшая в 80-х годах специалистом экспедиции по обработке информации «Хантымансийскгеофизики».

Фармана Салманова называют первооткрывателем нефти в Сибири. Он непосредственный участник открытия более 130 месторождений нефти и газа на западе региона, в том числе крупных — Мамонтовского, Мегионского, Правдинского, Усть-Балыкского, Сургутского, Федоровского, Уренгойского, Ямбургского и многих других.

История жизни и открытий Салманова похожа на сюжет фильма или романа. Он нашел нефть в Сибири вопреки не только мнению ученых, записавших регион в бесперспективный, но и приказу начальства, самовольно уведя экспедицию из Кузбасса в район Сургута.

Фарман Салманов родился в Азербайджане, но, по его собственному признанию, полюбил Сибирь с детства — благодаря рассказам «о бурных реках и кудрявых лесах», услышанным от деда, который провел 25 лет в ссылке на Сахалине. Нефтяником Фарман решил еще в 8 классе.

После окончания института Салманова отправили искать нефть в Кузбасс. Но он считал это направление бесперспективным. В августе 1965 года он самовольно, не оповестив начальство, увел свою геологическую партию в Сургут.

Салманова хотели отстранить от работы и судить, однако он продолжал бурение.

«К тому времени я уже был начальником участка, и у меня работали 150 человек. Шуму было много — мы же связь отключили. С должности меня хотели снять. Но в конце концов разрешили остаться.

Сначала ютились на вокзале вместе с женами и детьми. А 21 марта 1961 года, на мой любимый азербайджанский праздник байрам, первая скважина в районе селения Мегион дала фонтан нефти. Я прыгал и кричал: «Мы победили!» — вспоминал Салманов.

Эта была та самая Мегионская скважина, открытая в регионе до прибытия Абазарова.

Всем своим оппонентам Салманов тогда разослал письма со следующим текстом: «Уважаемый товарищ такой-то, в Мегионе на скважине №1 с глубины 2180 м получен фонтан нефти. Ясно? С уважением, Фарман Салманов».

Оппоненты назвали салмановское открытие «природной анамалией» и утверждали, что скважина иссякнет через несколько недель, так как больших запасов нефти в Западной Сибири быть не может.

Когда и из второй скважины в районе Усть-Балыка забил фонтан, Салманов отправил начальству радиограмму: «Скважина лупит по всем правилам». Телеграмму со словами «Я нашел нефть. Вот так! Салманов» получил даже генсек Никита Хрущев.

Поскольку рискованная затея геолога-энтузиаста удалась, он избежал суда. Приказ о переброске его геологической партии в Сургут был оформлен задним числом, чтобы соблюсти формальности.

* * *

Бюджет России во многом зависит от продажи нефти и газа. Мы занимаем первое место в мире по его запасам и второе — по объемам добычи нефти.

О том, как именно добывают и продают нефть и газ, сколько на самом деле на этом зарабатывают, где находятся самые крупные месторождения и как сырье поступает из сибирской тайги за границу — в видео Инфо24.

Текст: Ирина Сигова

Источник: info24.ru

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставить комментарий.